Индивид может прикоснуться к реальности, узнать ее и доказать, только исходя из вот-бытия своего существования, оттуда, где он есть. Реальное предстает, высказывая себя как «Я».

Из реальности, коей я есть, я доказываю реальность, которая есть. Невозможно говорить о реальности, если прежде нет меня. Это понятие кажется простым, но помыслить его трудно и даже невозможно, поскольку мысль, достигая своего конечного предела, более не обладает структурой, позволяющей ей ухватить самое себя, и тогда она становится невоспринимаемой, выпадает из восприятия, то есть сводится к нулю вся феноменология. Сознание, а также мышление и диалектика, является феноменологией, доступной постижению лишь потому, что ход нашего мышления, в свою очередь, также представляет собой феноменологию в противоположность реальности «в себе». Прибегая к рациональности, мы всегда практикуем внешние феноменальные структуры. Для доказательства этого достаточно попытаться максимально углубиться внутрь самих себя: в итоге оказывается, что мы есть, ничего не имея, но при этом существуем. Это знание без сознания. Чтобы суметь представить реальность в дискурсе, доказательство должно исходить от «Я есть».

Я переворачиваю утверждения Декарта и Блаженного Августина и утверждаю: «Я существую, следовательно, я мыслю, значит, я могу». От истинности моего «Я есть», от сокровенности «Я есть» следует доказательство любой реальности. Реальность соинтуитивна индивиду, то есть он может доказать как «Я» то, что ему подобно.

"Cogito ergo sum" или "dubito ergo sum"* не обосновывают выведение реальности, ибо меньшее не оправдывает большее. Или, по крайней мере, сомнение или мышление абсолютно никак не удостоверяют точность критерия, обосновывающего научное знание. Исходя из сомнения или мышления, я могу только строить предположения. Существование же, напротив, категорично взывает к тому, что «бытие есть, небытия нет». Отсюда черпает свои полномочия достоверность (или совпадение с фактом истинно сущего).

Я не могу диагностировать реальность, если не владею критерием, внутренним для объекта, который я хочу формализовать. Сначала я должен засвидетельствовать свое существование, и тогда от сокровенности «Л есть» выводится доказательство любой реальности. Это доказательство со-интуитивно и означает: утверждая «Я есть»,я утверждаю бытие. Это происходит одновременно: утверждая себя как «Я», я утверждаю реальность; 6у-дучи собой, я есть реальность. В действиях своего внутреннего мира я узнаю сокровенность реальности. Если я есть, это значит, что есть бытие, и бытие есть потому, что есть я.

Единственным данным мне доказательством существования реальности являюсь я, существующий. «Со-интуитивное» означает, что индивид может доказать подобное ему как сокровенное ему. Я способен доказывать, исходя изнутри реальности, а не из феноменологии; моя отправная точка — онтическая очевидность, ибо с того момента, как я присущ бытию, я причастен всему тому, что оно дает.

Каждая вещь реальна в той степени, насколько она затрагивает индивида, «затрагивает меня». Следовательно, любая вещь реальна, потому что каждое «Я» в состоянии прикоснуться к ней и испробовать это «Я» на опыте и как объект, и как субъект. В самоочевидности Ин-се объект и субъект идентифицируются, устанавливая точное соответствие друг другу. Это совпадение наделяет полномочным правом ход логики.

«Прикасаться, трогать» (от лат. "tecum ago") — чрезвычайно сильный термин, определяющий непосредственность реальности: от себя, существующего, я закладываю основания своей реальности. Этим я не хочу сказать, что я создаю мир: из своей реальности я познаю мир, и, анализируя его в постоянной опоре на эту очевидность, отдаю себе отчет в том, что я сам сотворен, я сам приобщен, и понимаю это в силу очевидности, ведь раньше меня не было, а теперь я есть. Я осознаю наличие прерывности и, следовательно, понимаю, что я был поставлен Бытием, и у меня нет высшей власти. Однако с момента, когда меня вовлекают как участника, я при-частен знанию. В этом смысле можно принять принцип идеализма, в соответствии с которым «Я» полагает объект, то есть, опираясь на сущность Ин-се и самоотражение, постигая свою реальность, я продвигаюсь к другим реальностям.

Мой идеализм не приемлет аподиктических истин, а исходит из эмпиризма вот-бытия, эмпиризма «Я», что собственно и составляет онтопсихологию — онтическое познание.

«Эмпиризм» — это опыт, способ контакта. «Опыт» (ит. "esperienza" от лат. "ex-perior") означает: прикасаться, умирая внутри. Своей реальностью я составляю первую данность доказательства, истинно сущий эмпиризм, который подтверждается прикосновением посредством пяти внешних органов чувств. Познающее «Я» — это точка-основа, превосходящая все прочие органы чувств, которыми я обладаю. Например, рот произносит слова, но говорю-то я, и я подвожу основание. Поэтому эмпиризм тоже не логичен, если обращен только к чувствам как таковым, но если я устремляю их к центру одного единства действия (то есть существующего «Я»), то возвращается очевидность мною сказанного.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Использование корреляций
Принимая во внимание подводные камни интерпретации корреляций, а также тот факт, что желаемые выводы о причинах и следствиях могут быть сделаны только на основании настоящих экспериментов с управл ...

Разработка исследований на основе теорий
В главе 1 были кратко описаны цели науки психологии и в качестве одной из таких целей было названо объяснение поведения. По сути, процесс объяснения представляет собой процесс построения и проверк ...

Проблема создания эквивалентных групп
Есть два основных способа создания эквивалентных групп для проведения меж-субъектных экспериментов. В идеальном случае используется случайное распределение, второй способ — уравнивание. ...