Бытие показывается в благе — разном, но всегда добром: как сердцебиение, так и канцерогенное сопротивление принадлежат любви бытия самого по себе. Бытие само по себе никак не может быть ни отнято у себя, ни увеличено через себя, поскольку все разнообразие — разнообразие идентичного. Отсюда ясно, что проблема добра и зла касается только сотворенной индивидуации. Вне конкретной индивидуации бытие уже невозможно обособить: бытие есть существование. Существование обозначено бытием, которое есть извечно, но бытие само уточняется в существовании.

Этика ситуации возможна, обязательна и непреложна только для зрелого человека. Все ценности суть обобщения, сделанные от поведения зрелых индивидов. Изначальный закон исходит от органически-телесных ограничений. Все остальное должно быть «хорошим» в еди-новременности с исторической ограниченностью. Дух и ценность познаются в мирской телесности.

Этика - это этичный человек. Бытие раскрывается в ситуативном бытии, а его лучшим конкретным выражением является человек. Человек есть ситуация бытия. Бытие само по себе не подвергается разрывам, и потому будет абсурдно рисовать для него этическую перспективу. Бытие есть и исключает само по себе всякое долженствование. Оно просто есть, и есть уже исполненный долг. Но когда бытие размещает себя в ситуации, налагаются требования пределов и множеств, которые нахо-дятся в процессе индивидуализации и несут друг другу опасность.

Этично то, что лучше защищает индивидуацию во всем целом. Этика есть долг индивидуации и для индивидуа-ции. Этот обособляющий импульс выражает истинную природную интенциональность, и как таковой не таит опасность анархического индивидуализма, поскольку требуемая от индивидуации этика одновременна Ин-се бытия, достигает его. Максимум индивидуации есть сознательное обнаружение самого по себе акта бытия. На практике этика учит тому, как сделать бытие функциональным моему «здесь и сейчас».

Этика предполагает не только антиномии. Она претендует и на свободу. Бытие само по себе не свободно, потому что никогда не может отойти от своей идентичности: как бы то ни было, бытие есть только в самом себе. Свободу питает неодинаковое, и потому она требует возможности экзистенциального ничто. Экзистенциальное ничто — этот тот квант, который в ситуации мне не предназначен. Если бы он стал моим, моя индивидуация понесла бы потери. Этическое бытие учреждается на предпосылках свободы и антиномии.

Каждый человек непременно является «этим человеком», и только в этой ситуации действуют полномочия бытия самого по себе. Можно вынести этическое суждение, только если мы целиком погружены в ситуацию. В данном смысле можно исключить всякую внешнюю этику.

Человеку даны не законы, а только ситуации, которые он и должен этически разрешить. В противном случае человек наказывается чужеродными для себя приставками (конфликты, страхи, психопатия, соматопатия, отчаяние и т.п.). Этически решить ситуацию означает, что отдельный индивид должен выполнить то опосредование (фе-номенизировать уже подталкивающий его первичный акт), которое приближает инстанцию его интимности к конкретной ситуации. У каждого состояния духа, у каждого настроения есть множество координат, и только Я обладает возможностью определять окончательный результат, а значит, наделять категорией бытия. В центре любого теоретического дискурса стоит ситуативная экзи-стенциальность человека, только она. И в ее рамках невозможно избежать моральности собственной ситуации.

Этика лишена эстетических претензий на высшую и универсальную достоверность. Ей, скорее, соответствует чувство принуждения оттого, что нельзя поступить иначе. Этический опыт — это любое переживание, которое разрешилось с тотальным исходом для действующего лица. Это ситуация, в которой задействованное лицо опосредует себя согласно максимальному для себя результату, определенному воспринимающей интимностью субъекта. Совершая то действие, которое дает в ситуации максимальный результат, субъект одновременно посредует для себя абсолют. Метафизика — это не понятийная конструкция абстрактных наставлений. Это опыт, который мы получаем во всех ситуациях личной и коллективной истории.

Моральное напряжение суть внутренняя подоплека ситуации. Оно разряжается, когда субъект переступает через ситуацию, воплощая опосредование абсолюта. В каждой ситуации Ин-се бытия провоцирует и ждет априорное «Я». Так отбивается диалектический ритм единого акта. Бытие уже есть всей св

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Квазиэкспериментальные планы
Строго говоря, «настоящие» экспериментальные исследования проводятся с использованием управляемых независимых переменных и либо эквивалентных групп в случае межсубъектных планов, либо позиционного ...

Подростковый возраст. Психологические особенности
Каждый возраст хорош по-своему. И в то же время, в каждом возрасте есть свои особенности, есть свои сложности. Не исключением является и подростковый возраст. Общаясь с подростком, родители до ...

Разработка исследований на основе теорий
В главе 1 были кратко описаны цели науки психологии и в качестве одной из таких целей было названо объяснение поведения. По сути, процесс объяснения представляет собой процесс построения и проверк ...