Таким образом, студенты, находящиеся на более высоком релятивистическом уровне интеллектуального развития, отличаются, во-первых, наличием строго определенного набора «продуктивных» стилей типа I, и, во-вторых, у них шире репертуар стилевого поведения, поскольку они могут прибегать к использованию более простых стилей постановки и решения проблем, а именно монархического и локального. Напротив, наличие исполнительского и консервативного стилей свидетельствует о незрелости когнитивного развития.

Иными словами, есть основания полагать, что стили мышления, по Стернбергу, и стадии интелектуального развития, по Перри, находятся в соотношении взаимозависимости. Так, использование исполнительского стиля может препятствовать интеллектуальному росту личности, тогда как наличие внешнего стиля (ориентация на совместную работу с другими людьми) может способствовать переходу на более высокий, релятивистический уровень развития (Zhang, 2002a).

На примере анализа стилей мышления мы снова убеждаемся в том, что способности (что человек может сделать) и стили (как человек склонен использовать свои способности) имеют некоторые единые механизмы, обусловливающие продуктивность интеллектуальной деятельности.

Тем не менее, идея Стернберга о том, что люди используют имеющиеся у них способности разными способами, безусловно, интересна. Фактически речь идет о специализации способностей, которая проявляется в формировании индивидуально-своеобразных способов постановки и решения проблем. Близкое по смыслу направление исследований представлено в работах Р. Брэмсона и А. Харрисона. Ими были выделены стили интеллектуальной деятельности на примере анализа творчества великих философов. При этом во внимание принимались два существенных обстоятельства: во-первых, своеобразие стилевого поведения с наибольшей очевидностью проявляется на высшем уровне интеллектуального развития личности (в виде интеллектуальной одаренности, частным случаем которой является философское творчество) и, во-вторых, философы с разным складом ума создают разные философские системы.

Брэмсон и Харрисон описали — на основе качественного анализа специфики произведений ведущих философов — пять «интеллектуальных стилей» (цит. по: Алексеев, Громова, 1983).

1. Синтетический стиль (типичным представителем данного стиля является Георг Вильгельм Гегель). Своеобразие ума таких людей проявляется в склонности строить из множества отдельных элементов (явлений, фактов) целостный взгляд на проблему, в рамках которого совмещаются идеи, казалось бы, в принципе несовместимые. Характерны комбинирование идей при явном предпочтении противоречий, парадоксов, софизмов, ориентация на поиск максимально широких обобщений. На фоне страстной любви к теориям (главным образом, своим собственным) отмечается активная неприязнь к фактам («если факты не соответствуют моей теории, тем хуже для фактов»). Агрессивны в интеллектуальном общении, любят провоцировать интеллектуальные конфликты вплоть до открытой конфронтации, обожают ошеломляющие вопросы и ответы, склонны схватывать негативные аспекты проблемы (поэтому у них, как правило, репутация смутьянов), хорошо чувствуют инновации.

2. Идеалистический стиль (представителем является Иммануил Кант). Для людей этого типа характерен — аналогично представителям синтетического стиля — широкий взгляд на вещи, однако последний основывается на интуитивных оценках. Конкретные факты, цифры, требования формальной логики ими, как правило, игнорируются. Отличаются повышенным интересом к целям и ценностям, категориям добра и зла (их интересуют вопросы типа «Кто виноват и что делать?»). В интеллектуальном общении неконфликты, неагрессивны, толерантны к мнениям других людей, ориентированы на поиск средств для достижения согласия, поскольку доминирует установка на объединение разных позиций в интересах достижения общей перспективной цели. Испытывают затруднения при необходимости решать четко структурированные (математические, логические) задачи.

3. Прагматический стиль (представителем является Джон Дьюи). В основе интеллектуальной активности людей с таким складом ума лежит непосредственный личный опыт, через призму которого оцениваются знания и отыскиваются подходы к решению проблем. Проблемы выявляются и формулируются на основе практического экспериментирования. Характерен последовательный (шаг за шагом) тип мышления, склонность к предварительному планированию всех аспектов своей деятельности. Интеллектуальные убеждения как таковые отсутствуют («в них нет смысла, ибо мир непредсказуем и непознаваем»). Их отличает готовность к сотрудничеству, отсутствие пессимизма и нигилизма, жизненный задор и высокий уровень энтузиазма при решении прикладных проблем.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Смотрите также

Один фактор — более двух уровней
Если в экспериментах используется одна независимая переменная, ситуация, когда изучаются только два ее значения, является скорее исключением, чем правилом. В большинстве однофакторных исследований ...

Подростковый возраст. Психологические особенности
Каждый возраст хорош по-своему. И в то же время, в каждом возрасте есть свои особенности, есть свои сложности. Не исключением является и подростковый возраст. Общаясь с подростком, родители до ...

Основные черты экспериментальных исследований
Со времен Вудвортса психологи рассматривают эксперимент как упорядоченное исследование, в ходе которого исследователь непосредственно изменяет некий фактор (или факторы), поддерживает остальные не ...