Последняя теория, которая будет здесь рассматриваться, — теория Стернберга (Sternberg, 1985). Стернберг полагал, что традиционные тесты способностей не обладают должной широтой охвата при оценке того, что, согласно имплицитным представлениям, обеспечивает «находчивое» или «разумное» поведение. С его точки зрения, понятия «быть умным» и «добиться успеха» в современной Америке почти полностью отождествляются. Стернберг исходит из того, что при определении интеллекта необходимо принимать в расчет следующие три фактора:

• Контекст, в котором реализуется «разумное поведение»; пренебрежение этой переменной приводит к тому, что к проявлениям интеллекта, доступного для измерения психометрическими тестами, относят только те виды поведения, которые играют важную роль (и могут быть легко оценены) в ситуации тестирования в классе. Эти представления известны как субтеория контекста.

• Субтеория опыта открыто подчеркивает роль новизны, опыта и автоматизации в решении задач. (Автоматизация — приобретаемый благодаря значительному опыту навык четко выполнять сложные когнитивные операции, например водить машину или читать.)

• Субтеория компонентов рассматривает внутренние механизмы (процессы), обеспечивающие разумное поведение, которые включают «метакомпоненты» (планирование действий и когнитивные стратегии решения задач) и приобретение знаний. Более подробно когнитивная часть этой субтеории будет представлена в главе 8.

Триархическая теория Стернберга представляет попытку объяснить разумное поведение в категориях перечисленных трех субтеорий.

Лучше понять суть дела нам поможет пример из жизни. У моего соседа есть большой и свирепый ротвейлер. Собака живет в саду, при виде чужих людей пес бросается на изгородь, лает и тем самым терроризирует всех. Если для анализа этой ситуации использовать субтеорию контекста, то «разумное поведение» в этой ситуации может включать полное изменение окружающей среды (переехать в новый дом), модификацию среды (убедить хозяина взять собаку в дом или спустить собаку с привязи, чтобы она могла убежать) или приспособиться к этому (затыкать уши, когда работаешь, подружиться с собакой или превратить сад в природный заповедник, чтобы собаку никто не беспокоил).

Субтеория опыта побуждает оценить значение новых требований ситуации как по отношению к сущности самой ситуации, так и по отношению к возможным решениям. Первое может включать недостаток опыта взаимодействия со свирепой собакой и с не очень внимательными к вашим нуждам соседями. Последнее может отражать отсутствие должного опыта поведения в ситуациях противостояния. Если бы у меня был значительный предыдущий опыт во всех этих сферах, мои реакции имели бы более автоматизированный характер (например, точное знание, как добиться желаемого результата при обращении к соседям). В итоге мое поведение в целом оказалось бы более совершенным и более разумным и в конечном счете, вероятно, более успешным.

Клайн (Kline, 1991) поднимает ряд серьезных вопросов, касающихся этой теории, однако меня беспокоит более фундаментальная проблема. Создается впечатление, что, давая интеллекту столь широкое определение, Стернберг вторгается в сферу господства личности и деятельности. Стиль поведения (который в основном сводится к решению проблем) представляет собой в конечном счете именно то понятие, которое является исходным при определении личности. Поэтому не вызывает удивление тот факт, что не так давно фокус внимания Стернберга переместился на изучение взаимосвязей между его теорией интеллекта и личностью (Sternberg, 1994), которые, по-видимому, имеют скорее нелинейный характер. Какой путь я выберу: убью или отпущу собаку, накричу на соседей или буду их убеждать, отступлю или буду защищать свои права пользоваться садом, заранее спланирую свою реакцию на ситуацию с ротвейлером или стремительно приму какое-то решение — столь разные подходы к ситуации в значительной степени отражают черты личности.

Субтеория опыта существенно расширила границы понятия «интеллект», охватив индивидуальные различия человеческой деятельности в целом (различия в выполнении высокоавтоматизированных навыков, таких, например, как печатание, вождение, спортивная ходьба и т.д.). В начале этой главы мы предположили, что понятие интеллекта должно быть сужено, иначе придется принимать во внимание относительно новые задачи, для решения которых необходимо иметь соответствующие когнитивные навыки. Это означает, что задачи следует формулировать таким образом, чтобы уменьшить роль индивидуальных различий, обусловленных бли

Страницы: 1 2

Смотрите также

Виды психологических исследований
Есть различные классификации психологических исследований. Например, можно выделить фундаментальные и прикладные исследования, можно классифицировать их по условиям проведения и по преобладанию ка ...

Заключение
Эта книга охватывает широкий спектр теорий и методологических подходов — от классического психоанализа до теории сложности заданий, включая основные теории черт личности и способностей. Кроме того, ...

Валидность экспериментальных исследований
В главе 4 было введено понятие валидности в применении к измерениям. Этот термин также применяется к эксперименту в целом. Так же как измерение считается валидным, если измеряется именно то, что п ...