Тезис, подтвержденный наиболее развитыми умами человечества, заключается в том, что феномен креативности основывается на технике знака как свершения бытия, потому необходим ОнтоАрт. Следовательно, не только обозначать, но обозначать, чтобы быть.

ОнтоАрт: восстановление метафизики в существовании, то есть очерчивание того конкретного, сообразующего истину, красоту и действие в постоянном творении.

Естественный протагонист ОнтоАрта — человек без мифов, который осуществляет себя давая прогрессивный оптимальный ответ на всякую напряженность, взывающую к нему как лицу рационально и исторически ответственному, как к координатору своего пространства и времени. Следовательно, это Искусство не как боль, регресс или экзистенциальный крах, но как гуманистическая мирская задача, столь высоко специфичная, что приводит знак к совпадению с тем, кто переживает интуицию.

1) Искусство проекции рождается от экзистенциальной ограниченности, при которой индивид или коллектив фиксируются на повторении препятствия — постоянного или временного — перед субъектом становления. В этом случае знак указывает: а) на определенную ситуацию или остановку, а значит, на тенденцию к ослаблению субъекта как главного действующего лица; б) на тенденцию к специфическому действию в высшем синтезе, следовательно, к решению апории и становления субъекта. При втором подходе, искусство можно определить как проекцию процесса роста или рождения исторического «Я» в направлении онтического видения.

В искусстве, основанном на фиксации, мы можем проследить проективную технику обозначения к смерти. Следовательно, имеет место искусство как экзистенциальная шизофрения и в качестве такового, как «патологическая семантика» вплоть до ее разрешения в смерти.

Напротив, в искусстве из процесса роста мы можем увидеть искусство, рождаемое от этических предпосылок. От заранее установленной, сконфигурированной предпосылки берет начало техника «обозначения ради бытия».

Когда исторически-экзистенциальное действие индивида и коллектива усовершенствовано в своей функции адекватного ответа на интенциональность природы и на персонологическую интенциональность, искусство оказывается последовательной этической проекцией. То есть норма, которая удовлетворит специфической, обособленной бытием интенции, будет предпосылкой, необходимой началу искусства как креативного порядка в превосходстве интеллектуальной формы и прометеевой способности играющего лиризма бытия.

Если этика является нормальной функцией исторического «Я» для онтической интенциональности, какой она предусмотрена априорным «Я», то художественная практика получает полномочия в эпифании бытия.

2) Искусство эпифании — это видение самодвижения исторического действия (в индивиде и коллективе) как проблемы, которой притворяется играющее Бытие.

После усовершенствования действия во всех его возможных и никогда не повторяющихся функциях ты входишь в праздность, в созерцание вот-бытия Бытия. Вступив в эту экзистенциальную трансцендентальность, где все вещи пребывают (неподвижно) в Едином, на опыте испытывается мудрость, или креативная способность. Мудрость позволяет изведать на опыте относительность самодвижения вещей и единственно реальное — абсолют единого, в котором все уже свершено, прежде всякого возможного начала движения.

Осознанной мудростью существование более не воспринимается как категория реального, а лишь как игра, выбранная из притворства.

У константы «Н» есть собственная составляющая он-тической виртуальности единого, а она становится реальной, только если находит завершение в успешной функции.

Я определяю «единым» то, что обладает исключительными полномочиями определять любую реальность. Константа «Н» растворяется как определенный образ и проявляет эпифаническое.

На этом уровне искусство сбывается как власть, отданная на усмотрение мудреца, сбывается как удовольствие обозначать ради обозначения, обозначать, чтобы существовать. От экзистенциального экстаза к онтическому вот-бытию.

Претензия на подражание этому, без того чтобы быть, в любом случае создаст патологическую проекцию.

Только после всего вышесказанного искусство является искусством. Только тогда оно обладает внутренней властью быть открытой, бесконечной фантазией, а значит, властью передвигаться и присутствовать в возможных универсумах и формах за пределами толерантности, или категории, константы «Н».

Смотрите также

Факторный анализ
Факторный анализ — это статистический инструмент, который лежит в самой основе исследования индивидуальных различий. Многочисленные варианты его использования включают конструирование тестов, выявл ...

Цель и содержание оперативного анализа
На каждом предприятии ежедневно принимается множество решений, для обоснования которых используются различные виды экономического анализа. Основой принятия решений по регулированию производства явля ...

Спам раздражает
Спам раздражает. Спамеров ненавидят все интернет-пользователи, которым приходит в день по 20-80 писем с предложением купить пилюли, вызвать грузчиков или пройти курс английского языка. Про спамеров ...