Эта тема требует особой остроты ума и опирается на краткие заметки, сделанные для того, чтобы выразить интуицию в слове. Я знаю из очевидности; однако эта очевидность лишь изредка поддается возможному опосредованию логикой и культурой нашей научной системы; в большинстве же случаев она остается схватыванием реальности, не поддающимся кодификации.

Все мои труды всегда исходят из чего-то уже осознанного, пережитого, которое затем принимает вид фиктивного исследования. И если видимость поисков представляется мне точной, я ее излагаю.

В этой главе рассмотрена тема, которая переворачивает все существующие философские исследования. Философия — это наука, которая позволяет пройти наивысшую подготовку с применением собственных интеллектуальных способностей; если мы способны заниматься философией, то можем также делом создавать истину и проявлять свою точность в различных прикладных науках. Следовательно, это редкое мастерство, овладение которым позволяет достичь господства и преимущества в других подразделах нашего знания.

Угол рассмотрения проблемы перевернут: согласно экзистенциальной культуре, философия отталкивается от проблемы человека, а именно от человека, пребывающего в вечном стрессе Сизифа и Тантала, постоянно блуждающего в лабиринте сомнений; таким же его видит религиозно-фидеистическая культура, основывающаяся на предпосылке греховности человека. Онтопсихоло-гия, напротив, исходит от человека как онто Ин-се, от оптимального факта, поскольку таково творение. В своем ядре все вещи предстают побеждающими, и только после ядра наблюдаются замедления и вмешательства, которые отчуждают его от собственной исторической виртуальности. Но тот факт, что мы исходим из оптимистического взгляда на вещи, не означает непременно хороший конец: для большинства людей существование заканчивается провалом, который является результатом истории, а не предпосылкой, заложенной в интенцио-нальности природы.

Я постоянно сталкивался с тем, что в понимании человеческого существования все философские исследования рассматривают индивида как некогда без вести пропавшего и теперь разыскиваемого. Напротив, теоретическая позиция онтопсихологической трактовки строится под углом зрения источника и причины жизни. Человек, с его умом, воздвигает себя на постоянстве онто Ин-се, позиционированного «здесь и сейчас»; как только человек начинает видеть сущее, он совершенствует и свою причину. В любом случае, если следствие протекает плохо, то так или иначе, этому всегда есть причина.

Онто Ин-се устраивается в ситуации, отвечает на нее, но затем вступает в дискуссию и обладает полномочиями рассуждать в той степени, в какой данная диалектика заложена в реальности Бытия. Если моя логика реальна в Бытии, Бытие мне обязано; если же она остается в своем ничто, в своем невозможном, Бытие сохраняет безразличие. Однако каждый раз когда я проживаю себя вместе с интимной реальностью Бытия, я субстан-цирую себя в рамках того долга, той необходимости, где Бытие есть. Когда я ошибаюсь, Бытия — нет, но когда я есть, есть Бытие, и если Бытие есть, оно внутренне нуждается во мне.

Несет ли Бытие ответственность, когда наше существование достигает самореализации?

Бесполезно объективировать истину: в конце всякого функционального движения истина остается необъекти-вируемой. В-себе истины присутствует и становится очевидным лишь в актуальности субъекта; истина — по своей внутренней сущности — представляет собой тотальное «Я», или чистый субъект. Кроме того, ни один объект не может существовать без отражающего и полагающего его субъекта. Объект — это диалектический момент в субъекте, и присутствует он в той мере, в какой субъект, который его полагает, определяет и отражает, даже если субъект постоянно опосредует самого себя в качестве объекта.

«Я» как абсолют, как предельное понятие мышления, может наличествовать тотальным, совершенным, внутренним в себе самом, нисколько не нуждаясь в объекте. Более того, последним итогом того, что составляет сущность субъекта, является абсолютное исчезновение объекта. Объект — это часть, еще не ставшая «Я»; это диалектический момент, всегда внутренне присущий стремлениям субъекта.

Когда я говорю «субъект», то могу понимать его как в экзи-тенциальном, так и чисто метафизическом плане Бытия. Бытие не имеет стремлений, но они есть у экзистенциального субъекта, потому что он должен пройти становление, нуждается в самореализации.

Даже сам разговор об объекте, изменение его самопо-лагания, или модусов, всегда конституируется и делается возможным по проекции и под углом зрения субъекта. К примеру, внутренний смысл дискурса можно понять лишь в свете субъекта, который позиционирует правомерность любого рассуждения. Глаголы, прилагательные, местоимения, наречия описывают изменения субъекта, предицируют его, подчеркивая его модусы, противоположения, потери, «прежде» и «после», различные обыкновения и стереотипы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Упражнения
В дополнение к заданиям для повторения в конце каждой главы приводятся упражнения. Они представляют собой вопросы, побуждающие вас думать так, как это делают психологи-исследователи, и применять з ...

Задачи исследований в психологии
В психологии перед научным исследованием стоит четыре взаимосвязанные задачи. Исследователи хотят добиться полного описания поведения, объяснения и прогнозирования его, а также с помощью сделанных ...

Наблюдение
Как вы узнали из главы 1, в которой рассматриваются цели психологии, поведение невозможно предсказывать и объяснять, им нельзя управлять без предварительного точного описания этого поведения. Глав ...