Вся феноменология Бытия актуализируется и возможна в качестве противоречия. Существование — это пра-ктикование противоречия Бытия. В силу этого противоречия я рождаюсь, живу и умираю.

Бытие едино в том, чем оно есть, и не является частью даже себя самого. Простое в едином, им исчерпывается всякая возможность. Существование едино во всех частях. Оно живет в многообразии, в стороне от бесконечно возможного. Существование выделяет нечто одно возможное, тем самым конституирует некую единицу, действующую через части времени и пространства.

Бытие — простое одно. «Простое», поскольку исключает даже гипотезу определенно-единого как начала не себя, другого. «Одно» — поскольку оно целость тотального.

Всякое рассуждение существующего исследователя ограничено рефлексиями частей, которые не позволяют понять единое, какими бы редуцированными, или сведенными к сущности они бы ни были, если только этот исследователь не пришел к осознанию свершившейся собственной смерти. Это возможно, если по исчерпанию движения частей своего единства действия, он сосуществует с изначальным противоречием.

Конечная истина состоит в потере всего, что утверждает меня в качестве экзистенциальной феноменологии, — той феноменологии, чья объективность постигается как чувствами, так и сознанием.

Как существующий я могу знать и быть, только если достигну непрерывного сознания противоречия. Беспокоящая меня противоположность уничтожает мою уверенность, к которой я привязан, дабы вынудить меня родиться в осознаваемом противоречии, чей протекающий акт определяет мое бытие и небытие.

Бытие экспонирует свою иллюзию бесконечно многими способами. Единица допускает гипотезу и других чисел, себя не изменяя и от себя не удаляясь. Противоречие заключается не в Бытии, но в существовании, обусловливая конституирующую возможность самого существования.

Таким образом, Бытие есть, а существование есть неБытие.

Обратите внимание на то, в каком качестве и как преподносится логическое, грамматическое утверждение: существование, принимая во внимание, что оно есть феноменология Бытия, удостоверяет себя только как противоречие бытия и небытия. Даже для утверждения ничто собственной позиции все равно необходимо опираться на Бытие. Понимание этого образует дедуктивное заключение, уже достаточное для того, чтобы рациональность допустила бесспорность, но еще не понимание.

Модули знания, установленные и узаконенные процессом научно-философского познания, позволяют понять различные переходы, но противоречие вновь и вновь подтверждается тем, что эти модули могут выявить с очевидностью данность ограничения, представляющего самого себя, но не оправдывают его.

Если бы я действительно был, то был бы единым. Но я знаю, мне очевидно, что я нахожусь в становлении и, следовательно, единым не являюсь. Однако я существую, поскольку дан своим объективирующим чувствам.

Я существую, но не вижу, что я есть. В таком случае я являюсь противоречием тому или того, что непоправимо есть. В рамках этого противоречия я существую и я есть.

Бытие, феноменизируя противоречие из своего исключительного бытия, включает в него аналогию, то есть порядок, который представляет и интенционирует Бытие, или форму, которая, как бы ни противополагалась Бытию, его имитирует.

Отсюда — онтический аутоктиз, продолжающийся, пока я существую. После этого есть лишь единое (и я есть единое?).

Когда наше рассуждение формализует и затем вербализует, оба эти процесса есть, и вместе с тем их нет. Мыслящее бытие не опознается далее ни в одной структуре.

Такова отчасти способность нашего имманентного акта как постоянного трансцендирования.

Мой разум актуализирует понятие и противопоставляет его в слово. Слово существует, но понятием не является. Однако благодаря этому противоречию возможен универсум слова.

Иначе говоря, я ставлю формальную структуру своей речи, но слово не существует само по себе и потому существует лишь в той мере, в какой мне противоположно. Я использую его как средство для того, чтобы стать феноменологией там, где существуют другие, поскольку они — другие. Но единое не есть другое, единое есть.

Для того чтобы слово объективировало понятие, оно должно пребывать в постоянном чувствовании, схватывающем то, что понятие желает определить. Хотя слово представляет собой ничто, в той мере, в какой оно соотнесено с понятием, оно присутствует своей феноменологией, однако, как только схваченность понятия исчерпывается, слово обращается в ничто: быть ничто для того, чтобы быть тождеством понятия. Существование человека должно исчерпываться в ничто, тем самым исчерпываясь в тождественности с Бытием.

Существования нет, оно показывается настолько и той форме, какая дозволена бытием: в качестве его противоречия. Это понимается мною из своего измерения — измерения человека, который проник внутрь той бесконечной закругленности. Каждый человек идет своей дорогой, оплачивая целиком свой внутренний мир, начиная с того момента, когда он идет в туалет, когда он встречает своего друга, заключает сделку: все целостно в жизни, и в конечном счете, в его сознании исчерпывается также и само сознание. Имманентно он — некто заканчивающийся в пределах существования, и потому знает, что он ничто, видит самого себя, свое тело как нереальный образ.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Проблема контроля за эффектом последовательности
Обычно эффект последовательности контролируется с помощью создания нескольких последовательностей — такой подход известен как позиционное уравнивание. Как вы узнаете далее, данная процедура лучше ...

Валидность экспериментальных исследований
В главе 4 было введено понятие валидности в применении к измерениям. Этот термин также применяется к эксперименту в целом. Так же как измерение считается валидным, если измеряется именно то, что п ...

Виды психологических исследований
Есть различные классификации психологических исследований. Например, можно выделить фундаментальные и прикладные исследования, можно классифицировать их по условиям проведения и по преобладанию ка ...