Понятия меры, точности, науки являются неизбежными проекциями нашего существования. Будучи фиксированными, они несут смерть. Если же они переживаются в виде временного функционального равновесия, они помогают достичь зрелости нашему онтическому сознанию. Любая фундаментальная наука ведет к аннигиляции существования, поскольку утверждает его в бытии, которое несоизмеримо, и которое по существу своему есть отрицание любого дискурса, любого постижения, любой диалектики.

Результатом всего вышесказанного является не обесценивание существования, но еще большая любовь к нему как к игре, в которой важно победить, поскольку в той мере, в какой реализуется эта игра, нам открывается видение Бытия. Таким образом, существование важно, поскольку, пока мы учимся соразмерять, играть, разграничивать, в определенный момент мы оказываемся там, где все уже совершенно и завершено. Это приводит к устранению всех наших стремлений, поскольку мы испытываем беспредельный покой и владение жизнью. Однако эта рациональная логика, способная перевести в действие онтическое, достижима лишь при условии капиллярной и постоянно корректируемой верности естественным радостям и обязанностям. В определенный момент суровая действительность исчезает и показывается прозрачная простота.

Возможно, к занятиям наукой стремится тот, кто еще не достиг своей цели, для тех же, кто уже достиг ее, она не имеет значения. Скорость, восстановление здоровья, межгалактические отношения — какой смысл во всем этом, если мое сознание, простой интеллект уже постиг то внеформальное, что формализует все остальное?

Мы должны использовать все средства, все предосторожности, весь свой разум для того, чтобы, в конце концов, прийти к полной отмене всего этого. Цель состоит в рациональности средств, которые становятся ничем, лишь когда цель исполняет себя самое. После того как орудие было использовано по его назначению, его концом становится аннулирование. Однако это такое аннулирование, в котором исчерпываются функции различных процессов, оно не беспорядочное. Оно представляет собой совпадение с призывающим нас порядком, и как только будет реализован этот порядок, устанавливается совершенный акт.

Игра существования истинна со всей тяжестью. В самом деле, в случае удачного исхода игры ты достигаешь нулевой точки существования, но если игра не задалась, существование оборачивается болью и отчаянием. Перед лицом этого страдания, когда Бытие истребляет неспособного реализовать его замысел, человек не может оставаться безразличным: наказанием за это бывает изгнание с пира Бытия.

Наша логика, если она точна, своим действием выводит к Бытию. По естественной норме своего существования человек может жить в логически-историческом рациональном порядке, следуя всевозможным функциональным стереотипам, но вместе с тем адекватно соприсутствовать в порядке совершенного акта. В существовании мы соизмеряем, потому что в нем мы — точка, от которой можно очертить границы «Я». В Бытии нет «Я», но есть Ин-се, я есть оно и оно есть я: это то «здесь и теперь», исходя из которого мы можем рассчитать касающиеся нас события, то есть изобрести логику, функциональную для возвращения в Бытие.

Страницы: 1 2 3 

Смотрите также

Подростковый возраст. Психологические особенности
Каждый возраст хорош по-своему. И в то же время, в каждом возрасте есть свои особенности, есть свои сложности. Не исключением является и подростковый возраст. Общаясь с подростком, родители до ...

Этические принципы исследований с участием людей
В 1960-х гг. один из принципов первого кодекса был переработан в отдельный кодекс этики исследований с участием людей. Комитет РА, созданный по образцу комитета Хоббса и возглавляемый его бывшим у ...

Виды шкал измерений
Результаты измерении характеристик поведения представляются в виде набора чисел. Мы говорим, что кто-то среагировал через 3,5 секунды, получил 120 баллов за /Q-тест или нашел выход из лабиринта тр ...