Коль скоро задана объективная данность (тот факт, что у меня есть тело, руки, ноги, что я нахожусь в определенном положении, в данной кровати, в данном месте, а именно в Лидзори, и это был конкретный шкаф), мой логический внешний соразмеряющий ум мгновенно оценил ситуацию, взял ее под контроль, и я, естественно, спокойно продолжал спать. Однако мне было необходимо узнать все это, поскольку знание означало контроль над происходящим и подкрепление моей идентичности. Я не мог бы объективировать исполнение некоторой функции для себя, если бы не нашел "ubi consistam" в своей реальности, которая оправдывала бы интерес к этому шкафу. Шкаф обращался ко мне, однако, если бы я не присутствовал в данном измерении, я не смог бы отреагировать. Я пребывал в рамках некоторого отношения, однако не имел в нем пространственно-временной идентичности.

Не определив объективность своего существования, своего «здесь и сейчас», я не смог бы измерить происходящее, поскольку для измерений необходима точка отсчета. Индивидуализированное существование становится точкой, связующей со всеми возможными способами существования. Как только я начинаю существовать здесь, таким образом и сейчас, я могу управлять не только своей реальностью, но и любой реальностью, соотнесенной со мной, а также любым предметом, соотнесенным в отношении ко мне. Без этой точки моей телесности я не могу маневренно управлять тем, что представляется реальностью.

Пример пережитого мною онейрического состояния с натяжкой можно сравнить с бытием, не имеющим истории. В бытии я знаю, и по мере моего знания происходят те вещи, которые в немуже заранее заключены. Они предустановлены в той целостности, в которой я есть и познаю. Это приблизительно можно сравнить с тем моментом, когда осуществляется окончательная редукция всякой феноменологии, в результате чего остается чистый акт, который составляет сущность любого процесса рационально-чувственного познания.

Таким образом, совершенная целостность несоизмерима, пока я представляю собой «ее опыт», однако она становится доступной измерению, как только я оказываюсь вне ее. Из того места, где я существую, я способен соразмерять; я определяю исходную точку и от нее устанавливаю бесчисленные способы существования. Само по себе и для себя бытие несоизмеримо именно потому, что оно настолько просто и едино, что не имеет никакой материальной протяженности в самом себе. Именно этому измерению причастно онто Ин-се.

Опыту актуального выхода за пределы действия научить невозможно. Мы можем только подбирать экзистенциальную технику, все более сориентированную и приближенную к морали природы, которая и является моралью онто Ин-се, и постепенно все более умело соблюдать двойную мораль: мораль оптическую и мораль системную.

Системная мораль не является порождением жизни самой по себе и для себя, и всегда представляет собой результат человеческих отношений. Мы совершаем ошибку, когда нападаем на систему, идентифицируя ее как нечто чуждое, как некое чудовище, молоха, левиафана, антихриста. Система является продуктом и соматиза-цией множества индивидов, которые придают шаблонный облик историческому антихристу системы. И потому каждый из нас платит за ад как индивидуально, так и в социальном плане, поскольку все мы, пока живы, сосуществуем в системе. Однако все это становится возможным благодаря нарастающей соматизации, которая является производной кармического осадка, обусловленного остановкой исторической виртуальности нашего Ин-се в существовании.

Подобно дереву, которое возносится в этом мироздании из места, где растет, а за неимением своего места неспособно охватить мир, так и мы не можем постичь бытие, не обладая своей экзистенциальной истиной, своей самореализацией. Поэтому необходимо хранить верность этой истории, чтобы мы оказались способны осуществить то, что заложено в нашем начале.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Этические принципы исследований с участием людей
В 1960-х гг. один из принципов первого кодекса был переработан в отдельный кодекс этики исследований с участием людей. Комитет РА, созданный по образцу комитета Хоббса и возглавляемый его бывшим у ...

Задачи исследований в психологии
В психологии перед научным исследованием стоит четыре взаимосвязанные задачи. Исследователи хотят добиться полного описания поведения, объяснения и прогнозирования его, а также с помощью сделанных ...

Цель и содержание оперативного анализа
На каждом предприятии ежедневно принимается множество решений, для обоснования которых используются различные виды экономического анализа. Основой принятия решений по регулированию производства явля ...